Прислуживать жажде — Фокс Пайпер

1 — глава

Константин остановился у ворот и осмотрел из-под зонта территорию. В тумане раннего утра высился замок, окружённый вечно зелёными деревьями и скалистыми холмами, и парапеты замка уходили ввысь. Вид никогда не переставал впечатлять и не мог быть более приветственным, особенно если учесть, что Константина не было здесь больше сорока лет.

Константин зашагал по землям, зная, что все наблюдали за его приближение. Шепотки приветствовали его, и Константин принимал это внимание. Позволял всем пялиться на него, разинув рты. Вернулся истинный владелец замка, и эта роль тут же осела на плечи, как поношенный плащ.

Магнус мог забрать бешеный дом в Лос-Анджелесе навсегда, и это бы ни заботило Константина. В своём братстве, Вечном Союзе, они время от времени менялись территориями, чтобы избежать опасности быть раскрытыми, что бессмертны. Вампиры. Последнее пребывание в Лос-Анджелесе было невыносимо скучным, и Константин надеялся, что сможет избежать возвращения туда вечность. Либо так, либо осушит всех эмо «я-хочу-быть-вампиром», шефствующих вокруг стриптиз-клубов по ночам.

Константина много раз снимали с роли хозяина замка Белан в Румынии, но из всех цитаделей братства по всему миру, время, проведённое в замке, он любил больше всего. Укрытый глубоко в лесах Румынии, только здесь он мог полностью принять роль ночного охотника.

Туристы на всё это хорошо покупались, даже платили больше за «подлинный взгляд» на жизнь настоящего вампира. Местные жители любили, когда кто-то играл эту роль, хотя большинство думали, что это делалось с помощью реквизита и театральности. Да и кому, какое дело, лишь бы бронировались кровати в местных гостиницах и покупались безделушки из местных магазинов, а город процветал. Да, здесь могло оказаться несколько человек, которые его помнят. Но они не посмеют сомневаться в нём, особенно учитывая, что Константин принесёт защиту в деревню.

На верхней ступеньке лестницы, ведущей к входу, за его приближением наблюдала высокая женщина с суровым выражением лица в сшитом на заказ сером костюме.

— Вы, должно быть, Нина? — спросил Константин. Доверь Магнусу нанять стюарда, и он найдёт того, кто может сопровождать в набеге викингов. Ей не хватало только нескольких косичек, краски на лицо и длинного меча в руке.

Нина кивнула.

— Я глава стюардов замка Белан. Приятно с вами познакомиться, лорд Константин.

Он махнул рукой.

— Зовите меня просто Константин.

Снова кивок.

— Как пожелаете, сэр. Хотите экскурсию по зданию? — Она жестом указала на дверь.

Константин подавил улыбку, входя в свои владения, а Нина последовала за ним. Фойе выглядело точно так же, каким он его запомнил: с деревянными полами, побелёнными стенами и с элегантной резной мебелью из тёмного дерева. Константин сложил зонт и поставил в корзину около входной двери.

— Нет, я довольно хорошо знаком с этими владениями. Хотя мне не терпится услышать, какие дополнения и изменения произошли, пока здесь хозяйничал Магнус. — «Чтобы я как можно быстрее мог всё исправить».

Нина достала сложенное письмо.

— Магнус порекомендовал мне отдать вам этот список.

Константин изучил письмо, ощущая, как начинают гореть уши.

— Пивной сад? — произнёс Константин, слыша, как повысил голос.

— Да, и персонал его очень любит, особенно подковообразные ямы. — Её улыбка была уверенной, лицо — безмятежным.

Сунув список в карман куртки, Константин решил отложить ознакомление с «новшествами» на другой день. Сегодня он просто хотел устроиться, побродить по поместью и заново познакомиться со своим любимым местом в мире. Пройдя по коридорам и добравшись столовой, Константин остановился.

— Чем пахнет?

Нина нахмурилась.

— Сэр?

Аромат был странно цветочный, напоминал Константину жасмин и цитрус. Но в поле зрения не было никаких цветов.

— Новый запах. — Аромат был неуместен, и это раздражало Константина, потому что он не мог его определить, но запах сразу же проникал под кожу.

— У вас необычайно острый нюх.

Константин уставился на неё, но нордическая красавица не дрогнула.

— Я могла бы этим заняться? — предложила Нина.

Константин пожал плечами. Если Нина не ощущала этот запах, как она могла найти источник?

Он поднялся на второй этаж, запах усилился. Константин пошёл по его следу и оказался в гостиной на третьем этаже, которая выходила на террасу с видом на сад. С книжного шкафа вытирала пыль миниатюрная, но соблазнительная женщина, одетая в униформу персонала — белую рубашку с короткими рукавами и серую юбку. Комната была наполнена ароматом жасмина, а женщина прыгала вокруг, вытирая пыль, и из её наушников доносилась поп-музыка. Женщина не заметила, как он вошёл в комнату, а Константин моментально ощутил прилив крови к члену, и его клыки заныли, когда он увидел её стройные ноги и зад, очерченный колышущейся юбкой. И тут он осознал, что запах в комнате принадлежит ей. Константин вышел на террасу, чтобы проветрить голову. Нина следовала за ним попятам.

— Что у неё за история? — спросил он, стараясь держаться подальше от прямых солнечных лучей.

— О, да, я прямо в нетерпении обсудить с вами ситуацию Дарьи.

— Ситуацию Дарьи?

У Нины хватило такта выглядеть взволнованной.

— Я собиралась поднять этот вопрос, как только вы устроитесь. Дарья Стоика прибыла сюда несколько недель назад в поисках безопасного места, но в связи с тем, что в замке не было владельца, который выслушал бы её мольбы, я пошла ей навстречу и временно приютила.

— В поисках безопасного места? — Кто-то угрожал этой энергичной женщине, и это вызвало у Константина гнев. — И по какой причине?

— По древнему закону она попросила убежища в замке Белан.

Константин выгнул бровь.

— Удивлён, что она вообще слышала об этом месте. Вы знаете, какая угроза её преследует?

— Она не стала вдаваться в подробности, но настаивала, что умрёт, если не получит защиту этого замка.

Насколько сам Константин знал, он самое опасное существо в этой части Румынии, которая известна не только своей «вампирской резиденцией», но и странными и мирными деревнями.

Завеса тумана Белана гарантировала, что никто больше не осмелится охотиться на его территории.

От кого убегала Дарья?

Константин оглянулся на двери, ведущие в гостиную, где Дарья, используя пюпитр в качестве микрофона, беззвучно подпевала музыке в наушниках.

— С каких это пор мы заставляем работать тех, кто ищет у нас защиту?

Нина потёрла висок. У Константина сложилось впечатление, что Дарья нагромоздила на его главного управляющего кучу неприятностей.

— После нескольких дней без дела, она пожаловалась, что ощущает себя бесполезной, поэтому я дала ей форму горничной и назначила территорию для уборки.

— Ей начисляется заработная плата?

Нина протяжно выдохнула.

— Я ей предложила, но она категорически отказалась, сказав, что комната, еда и безопасность — всё, что ей нужно.

Константин покачал головой.

— Это неприемлемо. Я обсужу с ней этот вопрос, но убедитесь, чтобы она получила всё, что заработала.

— Конечно, сэр. Я за этим прослежу.

— Есть что-то ещё из ряда вон входящее, о чём мне стоит знать?

Нина улыбнулась.

 

— Нет, сэр. Только список, который у вас, и информация о Дарье.

— Отлично. А теперь, оставьте меня.

Нина перевела взгляд от него на Дарью, которая по-прежнему танцевала и беззвучно подпевала песне, не подозревая об их присутствии. Управляющая поклонилась и начала спускаться по лестнице в сад.

Константин какое-то время наблюдал за Дарьей, гадая, что же её сюда привело. Он любил хорошие головоломки, и понимал, что с Дарьей не всё так просто. Как могла современная женщина услышать об убежище, предлагаемом тем, на кого охотятся?

Константин вернулся в гостиную и остановился в центре комнаты, ожидая, когда Дарья дотрёт книжный шкаф. Вернувшись в замкнутое пространство, Константин ощутил её аромат, и снова тело отреагировало лишь на одно её присутствие. Константин представил, как подхватывает её, бросает на диван и ныряет между её ног. Интересно, на вкус она такая же, как и её аромат?

Вот только, поскольку они предоставили Дарье убежище, Константин был обязан защищать её. Даже от самого себя.

Дарья повернулась и, наконец-то, заметила его. Резко развернувшись, она вскинула руки в защитном жесте. Потеряв равновесие, она упала на книжный шкаф и заскулила от боли.

Константин бросился вперёд, чтобы её подхватить, и задержал на ней руки. Он не мог ничего с собой поделать, отметив, какой нежной была её кожа под пальцами и как её изумрудные глаза смотрели, казалось, прямо в его сердце.

Дарья подняла руки и вытащила наушники, скользнув пюпитром по носу Константина. Он её отпустил и сделал несколько шагов назад, стирая с лица пыль.

— О, простите меня, — извинилась Дарья. — Вы меня напугали. — Она снова подняла руки и пригладила волосы, заплетённые в длинную косу. Обнаружив выбившуюся прядку, она заправила её в косу. Дальше поправила рубашку, но та была немного ей тесна, и верхняя пуговица держалась на честном слове.

— Это полностью моя вина. Простите, что напугал вас.

Дарья улыбнулась.

— О, со мной такое случается постоянно. — Она протянула руку. — Я Дарья.

Константин пожал её руку, ощущая пульс сквозь кожу, а затем, мгновение спустя, почувствовал электрический удар. Дарья быстро убрала руку. Он ощутил её отдаление, даже через небольшой укол боли. Что происходит?

— Я — Константин.

— О, да, я знаю. Приятно, наконец, познакомиться с лордом этого замка. Должна признаться, вы совсем не такой, каким я себе представляла. — Она приложила палец к подбородку.

Константин улыбнулся.

— Что вы имеете в виду?

— Я думала, что, как вампир, вы будете немного отстранённым или у вас будет бледная кожа. Может, вы даже будете немного сиять? — При этих словах её глаза сверкнули, но потом Дарья пожала плечами. — Признаюсь, я смотрела слишком много фильмов.

Дарья знала, что он вампир? Хотя, она же знала об убежище, поэтому, по-видимому, была более осведомлена в этом плане, чем многие современные люди.

— Не буду приносить извинения за то, что разочаровал вас на этот счёт, — ответил он, пытаясь держать голову ясной, что было трудно из-за аромата, что постоянно его отвлекал.

— Да, вы больше похожи на сурового красавца. Нет, утончённого. И ещё я не ожидала, что вы будете в костюме, а не в плаще, хотя, в конце концов, я действительно перебарщиваю, и, кстати, отличный крой.

Она вообще осознавала, что говорит это вслух? Константин задумался, был ли у неё фильтр между мозгом и ртом, или она всегда такая болтушка? Или, возможно, она просто нервничает?

— Мне очень нравится мой портной. У меня здесь есть кое-какая репутация, и её нужно поддерживать, поэтому я стараюсь одеваться соответственно. — Когда Дарья открыла рот, чтобы ответить, Константин поднял руку, чтобы её остановить. — Не возражаете, если я задам вам несколько вопросов?

2 — глава

Дарья теребила в руках пюпитр, желая, чтобы сейчас стояла не вся в пыли и потная. Фу.

— Да, конечно. Вы же здесь главный. — С чего она так нервничает? А как иначе? Она стояла перед знаменитым вампиром Константином, но он просто невероятно сексуален.

Она могла бы слизывать шоколад с его пресса. При условии, что Константин не попытается высосать из неё кровь.

Дарья покраснела и почувствовала, как сердце забилось быстрее. Из-за страха или влечения? А может, и от того и от другого?

Она хотела обмахнуться веером, но в руках был лишь идиотский пюпитр. А ещё больше пыли на себя она не хотела.

Да, без сомнения, она произвела самое лучшее первое впечатление. А ещё она ударила его статическим электричеством во время рукопожатия. Великолепно.

Дарья снова проверила косу на наличие выбившихся прядей, нашла другую и убрала её.

Константин стоял и выжидающе смотрел на неё.

— Вы что-то сказали? — переспросила она

— Почему бы тебе не сделать глубокий вдох? — предложил он. В его глубоких карих глазах сверкало добро, хотя в чертах читалась тревога.

Дарья глубоко вздохнула и шумно выдохнула.

— Раз уже ты собралась с мыслями, не скажешь, почему решил найти здесь убежище?

Дарья ткнула в него пальцем.

— Я получила его по справедливости.

Он вскинул руки.

— Я не осуждаю это, Дарья. Даю слово, на территории замка Белан, ты в безопасности. Я хотел понять, что конкретно привело тебя сюда?

Дарья прикусила нижнюю губу, понимая, что начала бормотать.

— Если мне нужно оставаться верным своему слову и защитить, мне нужно знать, что тебе угрожает.

Она покачала головой. Он прав.

— Моя мать получила предупреждение, вернее, предзнаменование, что меня отравят, и я умру.

Единственный способ обезопасить себя — остаться здесь, в замке Белан. Я в тот же день собрала чемодан, отправилась сюда и попросила убежища.

Он нахмурился.

— Кто послал предупреждение?

— Старая подруга матери, Белладонна Хёртфаэ. Её предсказания всегда сбывались.

— Я хорошо знаю эту ведьму, хотя не высоко её ценю. Какова её точная формулировка её предзнаменования?

— Как же там было? «Яд успокоит сердце. Смерть откроет дверь. Только святилище Белана защитит Дарью от тьмы».

— Как и ожидалось, очень расплывчато, хотя ты права, придя сюда, — сказал он, и Дарья кивнула. Затем он начал расхаживать взад-вперёд, что почему-то ещё больше встревожило. — Яд — это не яд. Некоторые яды лечат.

Неужели Константин ей не поверил, или просто придирался к семантике предзнаменования? Неужели она что-то упустила? Дарья уверена, что упустила какую-то важную деталь, но её отвлекало его присутствие.

— Если имеешь в виду яд вампира, то, да, он «успокоит», — сказала Дарья, пальцами показывая кавычки, — но только для того, чтобы утихомирить жертву перед неизбежной смертью.

Константин придвинулся на шаг ближе, и её сердце пропустило удар. А может, и два.

— Ты так плохо относишься к нам, и всё же пришла ко мне за защитой?

— Уфх, да. Так говорилось в предзнаменовании, чтобы не умереть, — ответила она, постукивая по лбу. — Думаешь, иначе я бы осталась в этом жутком старом замке?

Он сделал ещё шаг вперёд с загадочным выражением лица.

— И всё же ты стоишь тут и оскорбляешь мой дом? Дом, который предлагает тебе убежище?

— Слушай, я не хотела тебя обидеть, — ответила Дарья. Меньше всего ей хотелось оскорблять лорда, под чьим покровительством жила, и всё же не могла не задеть его.

— Подожди, может, мне нужно быть осторожной с твоим ядом? — сказала она, не думая о том, как он может это принять, прежде чем слова слетят с губ.

Константин скривил губы, но это была не совсем улыбка. От этого, он стал более хищным

Будто хотел пить из неё? Или поцеловать? Дарья не была уверена, но в любом случае его взгляд заставил сердце забиться сильнее.

— Вампирский яд не останавливает сердце жертвы, — прошептал он. — Это разрушило бы цель, не так ли?

Дарья вдруг поняла, что стоит очень близко и чувствует запах кедрового мыла, которым пользовался в тот день Константин.

Из-за его полуулыбки она смогла разглядеть кончик одного клыка, и ей захотелось прикоснуться к нему.

 

Она никогда не сомневалась, что лорд замка Белан вампир.

В отличие от туристов, которые думали, что присутствие вампира в местном замке лишь представление, о реальности существования лорда-вампира её семья знала на протяжении многих поколений.

С Альфа-хищником в регионе, ни одного другого опасного существа в области нет.

Но стоять так близко к Константину, настоящему повелителю вампиров, Дарья разрывалась между желанием прикоснуться к нему и убежать.

Все и вампиры настолько очаровательны или лишь он? И как он выглядит обнажённым?

Так, стоп?

Может, остаться здесь — не самая умная идея? Константин, казалось, сомневался в предзнаменовании и опасности, в которой, по мнению Беллы, Дарья находилась.

Судя по тому, как Константин скользнул взглядом по ней, у него могли быть и другие намерения. Что, к удивлению Дарьи, звучало заманчиво.

Он мега-сексуален. Но с другой стороны, существовала ещё та часть, где ему нужно пить кровь. Что тоже звучало сексуально

Что на неё нашло?

— Нужно вернуться к уборке, — заметила Дарья, махнув на комнату. Ей необходимо сконцентрироваться на чём-то другом, а не глазеть на лорда.

Константин закрыл глаза и глубоко вздохнул, а затем поднял веки и кивнул ей. Неужели он чует её аромат?

— Оставлю тебя одну. Мне нужно кое-что узнать насчёт предзнаменования. Потом расскажу, что найду.

— Хорошо. Я буду занята тем, что стану одержимо чистить всё вокруг, чтобы отвлечься от мыслей о яде.

Не о твоём яде, а о том, что говорилось в предзнаменование. Или нужно предполагать, что это одно и то же? — Боже, она опять сказала то вслух? Ух…

Улыбнувшись, он развернулся и ушёл

Дарья вздохнула, немного желая, чтобы он остался. И поцеловал её. Или прижался всем своим телом к её и обхватил задницу, как и хотел.

Так, стоп! Что это с ней? Может, ей лучше дома? Мама хорошо охраняла это место. Может, этого хватит, чтобы держать её в безопасности и не дать прыгнуть в постель Константина?

Вот только Дарья не могла выбросить из головы мысль запрыгнуть к нему в постель.

3 — глава

Константин бродил по коридорам, пытаясь привести мысли в порядок. Разговор с Дарьей запутал и привёл к растерянности… совсем не то состояние, к которому Константин привык. Хотя ему нравились головоломки, эта заставила задуматься. В том, что Дарья оказалась в опасности, не было ничего забавного. На самом деле, мысль о том, что кто-то может причинить ей боль, приводила в ярость, что было почти иррационально. Он ведь только что познакомился с этой женщиной. Да, она его подопечная, попросившая убежища, но это не означало, что он должен не выпускать её из вида двадцать четыре часа в сутки, обеспечивая безопасность. Правда, хотел сделать именно это. А ещё обхватить её округлую попку и затащить к себе в постель. Какое место может быть безопаснее? От этой мысли у него заныли клыки.

Что с ним происходит?

Константин направился в свои покои на третьем этаже. Может, ему нужно немного крови и отдохнуть, чтобы прояснить голову? Он запер за собой дверь и с облегчением увидел, что комната осталась такой же, какой он её оставил. По крайней мере, к этому Магнус не прикасался. У него была большая гостиная с диванами и стульями, большие двери, которые вели на отдельный балкон, выходящий на землю, и маленькая кухонька сбоку. Спальня находилась за другой парой дверей, и в ней не было окон. Большие наружные двери и окна были закрыты ставнями на весь день, и только полоска рассеянного света пробивалась по краям. И лишь этот свет ему был нужен. Константин схватил пакетик с кровью из микроволновки и сделал большой глоток, радуясь, что Нина приготовила его для него.

Несмотря на то, что Константину не нравились дерзкие и яркие манеры Магнуса, большой викинг-вампир внушал преданность своему персоналу.

Пока пил, Константин не мог отделаться от мысли, что вкус крови не тот, хотя это четвёртая группа крови, его любимая. И всё же чего-то не хватало. Чего-то с цветочной эссенцией… Дарьи.

Он застонал и бросил теперь уже пустой пакет из-под крови в мусорное ведро. Член снова пульсировал при мысли о Дарье в этой шуршащей серой юбке.

Константин прошёл в спальню, запер дверь и сбросил одежду. Он долго принимал горячий душ, позволяя воде снять напряжение в спине после долгого путешествия и надеясь, что вода прочистит мысли. Он не придумает, как защитить Дарью, если не сможет прочистить голову.

Но мысли о Дарьи не оставляли, и вскоре Константин уже водил рукой по члену, вспоминая её сладкий аромат жасмина. Константин представил, как зарывается между её бёдер. Будет ли её вкус хоть немного похож на то, как она пахнет? А как насчёт крови?

Клыки начали пульсировать, стоило представить стоны Дарьи, когда он погрузит свой член глубоко в её лоно, а затем укусит нежную, шелковистую плоть шеи.

Константин вскрикнул, когда достиг пика, на один долгий миг погрузившись в совершенное блаженство воображения. Оргазм едва ли снял напряжение. Если уж на то пошло, жажда Дарьи лишь возросла.

Несмотря на возвращение в любимую постель в любимом замке, Константин спал беспокойно, ему снились мерцающие изумрудные глаза и электрический разряд от прикосновения.

«Откуда взялся этот статический разряд?»

С это мыслью он проваливался в страну грёз.

***

Константина разбудил телефонный звонок.

— Алло?

— Константин? Это Матео, я тебя разбудил?

Константин посмотрел на часы. Был ранний вечер, так что ему всё равно пора вставать. Но что могло понадобиться Матео?

— Ты всё ещё работаешь под началом Дрейвена в Святом Николае?

— Да, и он счёл важным предупредить о сложившейся ситуации.

Константин встал с кровати.

— В чём дело?

— Твои братья внезапно нашли своих суженых.

— Суженых? — повторил Константин, чувствуя, как его охватывает жуткое ощущение. — Такое не встречается у вампиров, ты не путаешь нас с оборотнями?

Матео рассмеялся.

— Так же считали и другие, но все, кто старше тебя недавно нашли свои пары, и думаю, ты следующий. Мне показалось, что стоит предупредить.

Суженые? Константин замер, а мозг, словно перестал функционировать.

— Как они узнали?

В трубке повисла тишина.

— Ну, они мгновенно стали одержимы своими парами.

Есть.

— И, — продолжил Матео, — похоже, что запах суженой одновременно приятен и сводит с ума.

Есть

— О, и ещё, Белладонна Хёртфаэ принимала участие, ну, поощряла каждую их встречу.

Константин застонал. Тоже есть.

Он провёл рукой по волосам.

— Ко мне в замок пришла женщина, некая Дарья Стоика, после того, как услышала предзнаменование от Белладонны. Но, похоже, это просто схема, использованная Белладонной, чтобы привести Дарью сюда.

В трубке опять разлилось молчание.

— Я так не думаю, Константин. Ни у кого не было предзнаменований или угрозы. Оно было серьёзным? — спросил Матео.

— Потенциально смертельно, но она в безопасности здесь, в укрытии замка Белан.

— Ну, тогда всё будет хорошо, — ответил Матео. — Но будь осторожен, на всякий случай

Неудивительно, что Дарья отвлекла его от мыслей, не позволяя сосредоточиться. Мысль о том, что она его суженая, звучала нелепо, и всё же он не отвергал это.

— Спасибо, Матео. Пожалуйста, передай Дрейвену мои наилучшие пожелания

— Конечно, и удачи.

Константин ещё не был уверен, какая именно угроза нависла над Дарьей, но знал одно — он должен добраться до неё, а затем держать рядом. Если она его суженая, он обрушит небеса и перевернёт ад, ради её защиты.

4 — глава

Не в силах успокоиться после событий дня, Дарья бродила по саду, чтобы выпустить пар. Она убиралась до обеда, снова и снова прокручивая в голове разговор с Константином.

Над головой нависали грозовые тучи, и в воздухе пахло дождём, казалось, что прогулка должна стать приятной.

 

Гуляя между рядов роз, георгинов и лилий, обычно она могла успокоить разум, но после недавнего общения усомнилась во всём. И дело не только в разговоре. Константин смотрел на неё так пристально и собственнически, словно она принадлежала ему. Она надеялась, что, когда лорд вернётся в замок Белан, она будет чувствовать себя в безопасности. Или, по крайней мере, безопаснее. Что она, наконец, сможет расслабиться и не беспокоиться о предзнаменовании Беллы. Константин казался сильным и умным, чтобы защитить замок и её, даже не вспотев. И всё же Дарью удивляла его реакция и флирт. Он жаждет её крови или тела? Или и то, и другое?

Она хотела разозлиться, хотела прочесть Константину лекцию о сомнительных предзнаменованиях и его долге как лорда замка Белан перед жителями этого края. А ещё напомнить ему о долге, защищать её по закону убежища. Вместо этого она потеряла голову. В постели он, вероятно, потрясающий.

Ну же, Дарья, держись подальше от его просторной кровати с мягчайшими простынями и пушистым пуховым одеялом, лёгким, как воздух.

Она, конечно, не прыгала на его кровати… Ладно, немного прыгала. Но она уже несколько недель убиралась везде и всюду. Девушке стало скучно, поэтому пришлось немного похулиганить.

Она прошла мимо большого дерева на границе садов, и аромат кедра наполнял воздух благоуханием. Вспышка жара пробежала по телу от живота до кончиков пальцев ног. О боже, она только раз почувствовала этот запах на Константине, и теперь везде его улавливала? А ещё хуже, что она воображала кровать, на которой Константин лежал обнажённым.

Дарья безнадёжна. Даже коса снова распустилась. У её волос определённо своя голова на плечах, особенно в такую влажную погоду.

Константин ни словом, ни делом не пересекал границы приличия, так почему же возникало ощущение, будто пересёк? И боялась ли она его или своей реакции? Может, ей стоит просто отправиться домой? Там она так же могла бы сидеть взаперти.

В этот момент она услышала шорох в кустах, за которым последовал треск ветки. Сердце ёкнуло, а затем понеслось галопом. В небе прогремел гром. Дарья развернулась и помчалась к замку. Она сделала всего три шага и врезалась в Константина, который с лёгкостью поймал её и вновь между ними пробежал электрический разряд.

Константин оглядел её с головы до ног.

— Что случилось?

— Что-то услышала в кустах, — ответила Дарья, хватая ртом воздух и стараясь успокоить сердцебиение.

Выбившиеся пряди волос упали ей на лицо. Её волосы снова взбесились, вероятно, от влажности и надвигающейся грозы. Дарья откинула их назад, пытаясь заправить обратно в косу.

— Не шевелись, — приказал он с убийственным выражением лица.

Константин двигался со скоростью, в которую она не поверила бы, не увидь сама. Одно дело — знать, что он вампир. И совсем другое — воочию убедиться в его сверхъестественных способностях.

Вернувшись, он провёл рукой по её щеке.

— Я не нашёл ничего необычного, но предположил бы, что это кот.

— Казалось, крупнее, — возразила Дарья, дрожа.

Улыбка мелькнула на лице Константина, прежде чем он снова стал серьёзным.

— В окрестных лесах много животных. Может, это был волк или медведь? Как бы то ни было, он ушёл, и ты в безопасности.

Дарья глубоко вздохнула и кивнула. Хотя волки и медведи казалось не так уж безопасно.

— Спасибо, Константин.

— Я не позволю, чтобы с тобой что-то случилось, Дарья, — сказал он, положив ладонь ей на плечо, и его прикосновение было лёгким. — А теперь, давай вернёмся в замок, я хотел бы обсудить твоё предзнаменование и… кое-что ещё. Наедине.

Выражение его глаз кое о чём говорило Дарье. Конечно, он хотел поговорить, но она предположила, что некоторые такие дискуссии могли проходить через шрифт Брайля.

Образ его спальни снова вспыхнул в голове, вызвав дрожь по спине. Хотя личная беседа с Константином и привлекала, но что, если она неправильно его поняла?

Дарья боялась, что поставит себя в неловкое положение, случайно выдав свои мысли. У неё была склонность к бессвязной болтовне. Или, что ещё хуже, она начнёт флиртовать, а он не ответит взаимностью?

— Мне нравится ночной воздух, а здесь чертовски уединённо. Только ты, я и медведи, — сказала она.

Уголок его рта дёрнулся.

— Ты только что дрожала. Ты замёрзла?

— Нет, я в порядке. О чём ты думаешь?

Он осматривался, задерживая взгляд за пределами садов замка Белан.

— Я думаю, внутри будет безопаснее.

Дарья вздёрнула подбородок и упёрла руки в бока.

— Лорд замка или нет, это не даёт тебе права настаивать. Здесь я больше никого не вижу и предпочту поговорить тут.

Вспышка света прокатилась по небу, и Дарья почувствовала, как из-за статики у неё волосы встают дыбом.

Константин выгнул брови и отступил. У Дарьи не сложилось впечатления, что ему часто говорят «нет».

— Как пожелаешь, — ответил он тише. — А волосы у тебя так часто встают?

Проклятье, он заметил? Она не хотела говорить о семейной тайне, даже если он был лордом и её защитником.

— Просто в моей семье так принято. Мы дружим с молнией, но не хочу утомлять подробностями. О чём ты хотел поговорить?

Константин прислонился к дереву.

— Мне бы очень хотелось утомиться подробностями твоей родословной.

Дарья закатила глаза.

— Нет, правда, что у тебя на уме?

Он провёл рукой по волосам.

— Ты, кажется, твёрдо решила не облегчать мне задачу.

— А что такого сложного в разговоре со мной?

Дарья мысленно прокрутила в голове свои слова, а затем, против воли, переместила взгляд к его промежности и обратно к глазам. Судя по выгнутой брови, он заметил, куда она пялилась. По крайней мере, судя по жару на щеках, у неё хватило такта покраснеть.

Он усмехнулся, и тепло его улыбки успокоило.

— С тобой легко разговаривать, Дарья, но ты немного отвлекаешься. Без сомнения, отчасти из-за угрозы предзнаменования, нависшего над твоей головой. Что касается самого предсказания, у меня нет идей о части яда, но есть о части про «смерть открывает дверь».

Она молча поблагодарила его, что не стал устраивать взбучку за проверку. Большинство парней так бы и сделали, но он не из их числа.

— Да?

— Вампиров иногда называют смертью. Может, я та самая смерть, которая открывает тебе дверь и меняет судьбу?

— Да? — Дарья начала заламывать руки. — Хочешь сказать про то, как выпьешь кровь?

— Э-э-э… нет. Я думал о другой двери.

— Вроде… чего?

— В предзнаменовании говорится, что в Белане ты в безопасности. Но есть более глубокая причина, по которой тебя послали сюда.

— Да, знаю. Белла сказала прийти сюда, и моя мама ей доверяет.

Константин сделал пару шагов к Дарье и положил ладонь ей на щеку. Ей потребовалось всё мужество, чтобы не двигаться. Она переминалась с ноги на ногу, не зная, чего ей хочется больше — уйти или прижаться к Константину.

— За последние несколько месяцев Белладонна Хёртфаэ играла роль свахи с моими братьями. Она свела трёх моих братьев с их сужеными. — Он заправил прядь волос ей за ухо, а затем провёл пальцами по косе, теребя кончик между пальцами. — Я думаю, что она послала тебя сюда по той же причине.

— Думаешь, Белла играет в сваху? — Но тут до Дарьи дошло, о чём он говорит, и она ахнула, прикрыв рот рукой. — Ты? — спросила она, услышав недоверие в своём голосе.

Юмор заиграл на лице Константина.

— Не говори так разочарованно.

Дарья сжала кулаки. Молния вновь прокатился по небу.

— Нет, дело не в этом. Ты нормальный, — сказала она, и он громко рассмеялся. — Я имею в виду, что ты великолепен и ты лорд Белана, очень старый и очень привлекательный вампир.

Он поднял брови.

— По крайней мере, я хорошо выгляжу для своего возраста, — заметил он низким, сексуальным голосом, от которого желудок Дарьи сделал сальто.

У-у-ух, она завелась.

— Ага, — сказала она, не в силах сдержаться, и покачала головой. — Но суженая? Мне не нравится, когда меня к чему-то принуждают.

 

Он вертел в пальцах кончик её длинной косы, щекоча её же волосами шею и плечо.

— Не могу представить, как навязывать чувства женщине, тем более тебе. — Он наклонился и прошептал ей на ухо: — Предсказываю — как только ты расслабишься рядом со мной, тебе будет трудно отрицать судьбу. На самом деле, — он сделал паузу, глубоко вздохнув рядом с её волосами, отчего дрожь пробежала по коже. — Инстинкт подсказывает мне, что я буду беспомощен и отдамся на милость твоего голода.

Дарья запрокинула голову, чтобы встретиться с ним взглядом, и только тогда поняла, что тяжело дышит. Она облизнула губы, представляя, как он наклоняется для поцелуя. Мог ли Константин знать, насколько она возбуждена?

Вспыхнула молния, осветив его глубокие карие глаза, а затем статическое электричество прошло сквозь неё, поднимая волосы, и пронеслось по руке к Константину.

Он отстранился, потирая руку.

О, нет! Что подумает Константин о её проблемах с погодой? Будет ли он по-прежнему стремиться к ней как к своей паре, когда узнает правду?

— Чёрт возьми, прости, — пробормотала Дарья, потянувшись к его руке, чтобы проверить, нет ли на ней следов ожогов. Там была красная отметина, но быстро исчезала. Подождите-ка. Она хочет стать его парой? Дарья разрывалась между несомненным влечением к Константину и перспективой быть вынужденной кем-то стать.

— Ух ты. А ты полна сюрпризов.

— Эта штука с электрошоком иногда случается во время непогоды. Мне вреда не причиняет, но делает больно любому, кто близок ко мне. По крайней мере, ты быстро исцеляешься.

— Пока меня кормят, да.

Дарья открыла рот, чтобы спросить, чем он питается. И как часто? Возможно, было бы неуместно, но она ничего не могла с собой поделать. Однако он поднял руку, чтобы попросить её заговорить, будто ожидал, что она начнёт бормотать.

— Этот электрошок происходит каждую грозу? — спросил он.

Дарья разочарованно вздохнула и неохотно кивнула.

«Пусть лучше он узнает об этом сейчас, чем потом», — подумала она.

Он протянул руку и приподнял её подбородок, глядя в глаза с живым интересом.

— Возможно ли, что в тебе течёт кровь Валькирии?

5 — глава

У него сердце заныло при виде слёз, катящихся из глаз Дарьи.

— Да. Откуда ты знаешь? Прабабушка была Валькирией, а мой кровь очень разбавленная, чтобы иметь её способности. Мне просто очень нравится быть на улице во время грозы, и в волосах всегда много статического заряда. Поэтому я всегда заплетаю их в косу.

— Но они всё время из неё выбиваются. — Он утёр её слёзы. — Прошу, Дарья, не плачь. Твоя родословная — часть тебя, и мне она никак не противна. Из-за неё ты уникальна.

Она подняла на него полный недоверия взгляд.

— Неконтролируемое воздействие электрошока на людей совсем не плюс, Константин.

Хотя разряд, который он пережил ранее, был очень сильным, это не уняло желание заявить права на свою суженую.

— Думаю, ты вскоре узнаешь, что я достаточно жизнерадостный. Это единственный дар от прабабушки?

— Я бы не назвала это даром, но да.

Он притянул её к себе и обнял, пытаясь вообразить себе жизнь с минимальным интимным контактом, всегда быть на чеку, чтобы не навредить близким. Являться потомком великого и могущественного народа, но при этом быть настолько уязвимым и непохожим на них, должно быть больно. Константин захотел защитить и утешить Дарью.

Правда, когда она прижалась к нему, он признался, что хотел бы сделать нечто больше, но сейчас не время. Он обнимал её несколько мгновений, пока не почувствовал, как напряжение медленно покидает её тело.

— Ты сказал, что Белла сватает твоих братьев. Думаешь, её предзнаменование было ненастоящим? — спросила Дарья.

Константин отрицательно покачал головой.

— О нет, она не давала предзнаменований другим. На этот раз метод иной, так что я предполагаю, опасность реальна.

Дарья обняла его и, желая успокоить, он крепко прижал её к себе.

Рядом хрустнула ветка, а затем раздался грохочущий рык, напомнивший Константину о скрежещущих камнях. Инстинктивно он отступил, встав между Дарьей и приближающейся опасностью.

— Держись за мной.

Он почувствовал, как она дрожит.

— В чём дело? — прошептала она.

Мгновение спустя из леса, передвигаясь на четвереньках, появилось большое серое существо, похожее на камень. Угрожающий взгляд красных глаз, острые когти и зияющая пасть, полная зубов.

— Горгулья, — произнёс Константин. — Это моя территория. Уходи сейчас же, или я уничтожу тебя.

Он уже сражался и побеждал таких зверей раньше, но их было трудно убить, даже для него.

Существо издало низкий рокот, который Константин принял за форму смеха. А когда заговорил, слова заскрежетали по его барабанным перепонкам.

— Я здесь не для того, чтобы беспокоить тебя, вампир. Отдай мне девушку, и я пойду своей дорогой.

— А зачем она тебе? — спросил Константин. — Она совсем крошечная. Даже на один зуб не хватит.

Дарья стукнула его кулаком по спине, и он не смог сдержать улыбки.

Горгулья кружила вокруг, широко раскинув угрожающие когтистые крылья.

— Я не стану её есть. Пришёл, чтобы убить её и покончить с угрозой для меня и моей семьи.

— Ты выбрал не ту цель, — возразил Константин. — Она не представляет для тебя никакой угрозы.

— Да, — отозвалась Дарья из-за его спины. — Я не боец. Я даже пауков убивать не умею. Я возвращаю их на улицу.

Горгулья взревела, скрежеща щетинистыми, каменными зубами.

— Ты лжёшь, — закричал он. — Я слышал предупреждение. Я должен убить тебя, или ты убьёшь меня, кровь Валькирии.

— Откуда тебе это известно? — спросила она.

Константин поднял руку. Ему нужно понять, что происходит.

— Подожди, зверь. Откуда ты узнал, что Дарья представляет для тебя угрозу?

— Белладонна Хёртфаэ? — спросила Дарья.

Горгулья замолчал, склонив голову набок.

— Нет, я не знаю никакой Белладонны. Я видел это послание во внутренностях моего ужина несколько месяцев назад. С тех пор я слежу за этим маленьким духом.

— Фу? — Константин провёл рукой по волосам.

— И это всё, что ты можешь сказать? — прорычал горгулья.

— Просто это кажется странно специфичным для внутренностей, — ответил Константин.

Зверь пожал плечами.

— Я тоже так думал, но с предсказаниями не поспоришь.

— Как и с предзнаменованиями, — вставила Дарья.

Она не помогала, но его пара под давлением определённо вела себя забавно.

— Просто мне кажется, что это ошибка. Что, если мы согласимся, что никто никого не убьёт, пока мы во всём не разберёмся, — предложил Константин.

Горгулья развернулся и пошёл в противоположном направлении.

— Боюсь, вампир, у меня нет времени, а разговоры утомительны. — Он оскалился на них, а затем сделал выпад и щёлкнул зубами.

— Будь, по-твоему. — Константин прыгнул на зверя.

***

Дарья смотрел на то, как Константин пригнул на горгулью, оскалив клыки и превратив ногти в когти. Пара двигалась так быстро, что Дарья могла улавливать лишь мгновенья происходящего, отступая от них.

Сохранять дистанцию было трудно, потому что горгулья постоянно наступал на неё. Возможно, следовало бежать обратно в замок, но Дарья не хотела бросать Константина на произвол судьбы. По крайней мере, находясь здесь, она могла оказать ему моральную поддержку.

Горгулья закричал от боли, когда чёрная кровь брызнула и по дуге упала на землю у ног Дарьи. Одно из крыльев безвольно повисло на боку. Но вместо того, чтобы замедлить горгулью, это заставило лишь сильнее драться.

Зверь бросился на Константина, и они повалились на землю, внезапно придвинувшись ближе к тому месту, где стояла Дарья, когда горгулья выпрямился и отпрянул в сторону, избегая удара Константина.

Дарья сделала несколько шагов назад, но не раньше, чем длинный хвост горгульи просвистел мимо. Дарья подняла руку, чтобы отразить удар, и вскрикнула, когда острый наконечник задел её, пробежав по ладони и пальцам. И тут же руку Дарьи пронзила жгучая боль. Она отшатнулась, споткнувшись о собственные ноги. Глядя на окровавленную руку, где чёрная полоска сочилась через середину, в месте соприкосновения со зверем. Паутина тонких чёрных линий змеилась по коже. В голове всплыли слова Белладонны — яд успокоит сердце. Она не могла пошевелить пальцами. Сколько у неё осталось времени. Дарья упала на землю, едва ли в силах повернуть голову в сторону происходящего.

 

Пристально глядя на сражение, Дарья увидела, как кулак Константина пробил грудь горгульи, звук был такой, словно кувалда ударила по камню. Когда Константин выдернул руку, держал пылающее красное сердце горгульи. Зверь замер, лишившись жизни.

Константин встал и бросился к ней.

— Что случилось? — спросил он, осматривая рану.

— Хвост, — ответила она дрожащим голосом. — Он задел им меня.

Он бережно прижал её руку к своей, покрытой обсидиановой кровью. Его лицо и одежда, казалось, были покрыты полосами угля, что делало страх в глазах и нахмуренных бровях мрачнее.

— Несмотря на наследие Валькирии, ты смертная. Прикосновение к плоти горгульи ядовито.

— Об этом яде предупреждала Белла. — Дарья вздрогнула, начиная замерзать.

— Теперь я ещё больше убеждён, что я — смерть, которая открывает дверь. — Константин подхватил её на руки, прижимая к себе. Дарья почувствовала свист воздуха, а спустя мгновение Константин зашёл в замок и в свои покои, где уложил её на кровать. Не так она хотела оказаться в кровати Константина. Но с чего ждала счастливого конца? Дарья перестала чувствовать ноги.

Константин вбежал в ванную, и через мгновение она услышала звук льющейся воды. Он вернулся без рубашки, смыв кровь зверя с лица и тела. Затем сел рядом. Его кожа была влажной, а лицо серьёзным.

— Если мне и суждено умереть, то, по крайней мере, вид красивый. — Дарья закашлялась и задрожала.

— Ты не умрёшь, — возразил Константин. Он поднёс запястье к клыкам и рассёк кожу. Из раны, которую он держал у её губ, хлынула кровь. — Но тебе придётся выпить, и много.

— Разве не так суженые заключают связь? — прошептала она, наблюдая за его реакцией.

— Да. Хотя не при таких обстоятельствах я себе это представлял. Прошу тебя, Дарья, пожалуйста, выпей. Моя кровь исцелит тебя. Шагни в дверь смерти.

Она едва заметно кивнула, но этого хватило, чтобы Константин прижал своё запястье к её губам. Дарья пила его кровь, вкус которой был чужеродным и резким на языке. Сначала желудок и разум взбунтовались, но пришлось заставить себя пить дальше. А потом что-то изменилось. Её тело, холодное и окоченевшее от яда горгульи, пронзила магия крови Константина. Волна неистового огня пронеслась по венам, а за ней последовало успокаивающее, ласкающее тепло, которое успокоило душу. Удовольствие пронзило сильнее, чем боль, заставляя мышцы сжиматься. Дарья начала тяжело дышать.

После исцеления, она почувствовала глубоко внутри их неразрывную связь. Все прежние сомнения по поводу того, что они были сужеными, развеялись. Невозможно скрыть правду, заключённую в магии крови.

Дарья открыла глаза и встретилась с обеспокоенным взглядом Константина. Чувствовал ли он уверенность в их связи так же, как она?

Он взял её за запястье, прижимая его ко рту, будто это спасательный круг. Когда яд очистил организм, мысли Дарьи пришли в норму. Она в последний раз попробовала его на вкус и отпустила.

— Спасибо, — прошептала она.

Он провёл по её телу руками, словно проверяя эффективность своей работы или на наличие оставшихся ран.

— Ты выглядишь лучше, — заметил Константин.

— Такое ощущение, будто я могу пробежать марафон, — ответила Дарья.

Он зловеще улыбнулся.

— У меня на тебя другие планы. Но сначала давай приведём тебя в порядок.

Константин помог Дарье подняться на ноги, которые были удивительно устойчивы, учитывая, что она только что частично превратилась в камень.

Обняв её за плечи, он направился в ванную, где оставил душ включённым, и комната наполнилась паром.

Он повернулся к ней и расстегнул её блузку.

— Я сама могу, — заикаясь, пробормотала Дарья, чувствуя, как от его пристального взгляда щеки заливает румянец.

— Уверен, что можешь, — согласился он, стягивая с её плеч окровавленную и почерневшую блузку, а затем пальцами обводя контуры её фигуры. Константин бросил вещицу в кучу на полу вместе с почерневшей рубашкой. — Твоему телу может стать лучше, но душа должна быть перегружена событиями этого вечера. — Он расстегнул пуговицу на юбке, затем расстегнул молнию сбоку, стягивая одежду. — Я настаиваю, чтобы ты позволила мне сделать всю работу.

Он скользнул пальцами по её спине и бёдрам, будто намеревался запомнить каждый дюйм её тела. Когда он собрался расстегнуть бюстгальтер, его движения стали благоговейными. Обдуманными.

— Ты ведёшь себя так, словно распаковываешь Рождественский подарок

Он посмотрел ей в глаза, и от серьёзности его взгляда у неё перехватило дыхание.

— Ты и есть подарок. — Он стянул с неё окровавленный лифчик и бросил его в кучу. — Подарок самой судьбы. Не знаю, почему меня сочли достойным, но лучше не спорить.

Он опустился на колени, подхватил большими пальцами её трусики, и стянул их, позволив упасть на пол.

Обнажённая, если не считать крови на коже, она чувствовала себя так, словно Константин поедает её взглядом. Дарья покачнулась, схватив его за плечи, благодарная за успокаивающее прикосновение. Он поцеловал её в живот и встал, затем расстегнул штаны и спустил их вниз, а огромный член вырвался наружу.

Константин провёл руками от её плеч вниз к ладоням, обхватил одну и повёл Дарью в душ. Горячая вода стекала по плечам и спине, снимая напряжение.

— Ты опять пялишься, — пробормотал он.

Дарья скрестила руки на животе. Как можно так легко пялиться на его соблазнительный член, но с тревогой смотреть в глаза?

— А ты сам себя видел? Ты выточен, как греческий бог. Как я могу не пялиться?

Он усмехнулся, а затем надавил пальцем на подбородок, призывая посмотреть в глаза.

— Ты великолепна, Дарья. Совершенство во всех отношениях. Я горжусь тем, что ты моя пара.

— Ты тоже это почувствовал? — прошептала она в ответ.

Он кивнул, наливая мыло на ладони, а затем намыливая её. Константин провёл руками по её телу, уделяя особое внимание груди, нежно обхватывая полушария и перекатывая соски между пальцами. Дарья застонала от восторга, выгибаясь к его прикосновению. Затем схватила бутылку с гелем для душа и капнула немного на его плечо, используя намыливание как предлог, чтобы исследовать тело Константина. Его атлетическая фигура была такой же мускулистой, какой казалось под сшитым на заказ костюмом и рубашкой. Она могла бы касаться его весь день, и было бы мало.

Когда он исследовал её ягодицы и бёдра, Дарья едва могла думать. Она хотела, чтобы он вошёл в неё. Жаждала его и хотела видеть, как он желает её.

Ободрённая, она взяла его член во влажные руки, чувствуя, как тяжесть пульсирует в ладонях.

— Погоди, он что, стал больше? — пробормотала она.

Он рассмеялся.

— Женщина, ты заставишь меня кончить прежде, чем мой голод будет по-настоящему утолён, — прорычал он, выскальзывая из её хватки.

Каким-то образом он направил её под углом к воде, пока мыло не смылось. Затем Константин подхватил её под попку и прижал к стене, устроившись между ног. Пульсирующая головка прижалась к сердцевине. Константин пристально посмотрел на Дарью, словно наслаждаясь моментом. Она обняла его ногами, впиваясь ногтями в спину.

— Ну, так чего же ты ждёшь?

Он улыбнулся, с таким уязвимым и грубым выражением лица, что сердце Дарьи растаяло. Он наклонился и прошептал:

— Я хочу запомнить этот момент. Предвкушение. Обещание другого завтра. С тобой.

Не в силах сдержаться, Дарья прижалась к нему, целуя изо всех сил. В этот момент, будто она разрушила чары его нерешительности, он толкнулся в неё. И на мгновение замер, когда они оба застонали. После того, как она привыкла к нему, Константин двинулся снова, глубже и быстрее, наращивая инерцию.

— Укусишь меня? Попробуешь? — Она начала тяжело дышать, сжимая пальцами его плечи и прижимаясь губами к его шее.

— О, да, — ответил он, облизывая кожу её шеи.

Дарья увидела, как сверкнули его клыки, а затем последовало острое жало. Мгновение спустя блаженство овладело ею, сила их связи подавила все мысли. Когда она испытала оргазм, то же самое произошло и с ним, и они вместе поплыли по его волнам.

 

После того как они отдышались и Константин зализал раны на шее, залечивая проколы, он выключил воду и вытер Дарью полотенцем. Тело Дарьи казалось лёгким и невесомым. Когда он снова поднял её на руки, она запротестовала.

— Я умею ходить, Константин.

— Хм, да, уверен, что умеешь. В этом и проблема.

— Погоди, о чём ты?

Он положил её на кровать, приглушил свет и лёг рядом. Она заметила, что его эрекция снова вернулась. Или так и не уходила?

Константин придвинулся ближе и поцеловал её в щеку.

— О, моя суженая. Когда я закончу с тобой, ты разучишься ходить.

Дарья хихикнула, но вскоре уже стонала его имя, уткнувшись лицом в подушки.

***Несколько вечеров спустя Константин и Дарья гуляли в саду. Над головой плыли облака, и воздух был полон запаха дождя. Распущенные волосы Дарьи парили вокруг неё, как нимб.

— Мои волосы теперь ещё невозможнее, — заметила Дарья, пытаясь заправить их за уши.

Молния сверкнула в небе, осветив сады.

— Мне кажется, они прекрасны. — Константин провёл рукой по её спине, от его прикосновения по коже побежали мурашки.

Он не упустил из виду, как гроза реагировала на настроение Дарьи, но подозревал, что она этого ещё не заметила.

— Возможно, по мере того, как ты будешь использовать способности, тебе станет легче с ними?

Она усмехнулась.

— Я могу подстричься под эльфа. Тогда и посмотрим кто, кем руководит.

Он рассмеялся.

— Я бы и такой тебя любил, но твои локоны прекрасны. Дай им время.

Дарья наклонилась к нему, и он наслаждался тем, как её тело мягко прижалось к нему.

— Ладно, ладно, я подожду.

— Я рад это слышать.

Они дошли туда, где Константин убил горгулью.

Константин приказал разломать труп и убрать его, но ближайшие живые изгороди и цветы, повреждённые во время боя, будут восстанавливаться дольше.

— Кажется, что после сражения прошло несколько недель. Здесь, в замке Белан, время течёт медленно, — задумчиво произнесла она.

— И это я тоже люблю в Румынии. Мне кажется, что это одно из старинных заклинаний.

Их прервал знакомый грохот. Они повернулись на шум, где на тропинке их поджидала не одна, а целых три горгульи.

Константин шагнул вперёд.

— Я убил последнего из вас, кто вторгся на мою территорию. Уходите или вас ждёт его судьба.

— Мы пришли отомстить за родича, — сказал тот, что стоял впереди, хлопая крыльями.

Дарья встала рядом с Константином. Он не хотел, чтобы Дарья стала мишенью, но испытывал некоторую гордость за её бесстрашие. Именно тогда он заметил серебристый блеск в её глазах, чего раньше не было.

— Вы слышали, что сказал лорд замка Белан. Уходите. Сейчас же. — Она указала на них, ярость на лице обещала поражение.

В подтверждение её требования ночное небо озарила молния. Одна молния устремилась вниз, пронзив последнюю горгулью, на которую Дарья указала, превратив в груду пепла. Два оставшихся зверя завыли и захлопали кожистыми когтистыми крыльями. Их горящие глаза были полны потрясения и боли. Управлять молнией было в новинку, но из-за того, что Дарья потомок валькирии Константин не был удивлён. Судя по шоку в глазах Дарьи, она этого совсем не ожидала.

— Вот, — сказала она с лёгкой дрожью в голосе. — Уходи, пока я не сделала это снова, и предупреди своих, чтобы держались подальше.

— Мы не вернёмся, — сказал тот, что стоял впереди. Затем они взмыли в воздух и исчезли в ночи.

Константин подхватил Дарью на руки, нисколько не боясь молнии.

— Похоже, ты решила нашу проблему с горгульей. Вряд ли они теперь вернутся.

— Ой, я хотела совсем другого. — Дарья посмотрела на свои руки. — Я и не подозревала, что во мне это есть.

— Без сомнения, моя кровь не просто исцелила тебя, а усилила природные возможности, позволив направлять молнии. Со временем ты научишься управлять ею более вдумчиво.

Дарья рассмеялась, обнимая его.

— Из нас отличная команда.

— Думаю, эта новая способность пригодится, но прямо сейчас я хотела бы зажечь совсем другую искру. — Она облизнула его нижнюю губу, прикусила её и посмотрела на Константина.

Он подался к ней и прошептал на ухо:

— Давай вернёмся к нам в комнату, и ты мне всё покажешь.

Она кивнула, и лишь этого ему хватило, чтобы снова утянуть её в постель.

КОНЕЦ!

 

КОЛИН МАККАЛОУ — ЛЕДИ ИЗ МИССОЛОНГИ

Мне осталась одна забава — Сергей Есенин

Русь уходящая — Сергей Есенин

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

*

Если вы хотите получать уведомления на свой E-mail о появлении новых статей, то рекомендуем вам чуть ниже ввести свой электронный почтовый адрес.